Маршмэллоу-киды

18590
0

На протяжении нескольких последних лет дутые пуховики North Face, превращающие каждого в Мишлен-мэна, являются в Южной Корее самым востребованным предметом одежды среди тинейджеров и кошмаром для семейных бюджетов.



Вещи North Face безумно популярны и среди американских студентов, у каждого из которых есть как минимум флисовый пуловер, однако даже здесь они не представляют из себя такой фетиш, как в Корее. В Стране утренней свежести North Face учреждают стипендии для тысяч учеников, они вовсю форсятся молодежными веб-сайтами, а местные поп-идолы посвящают «Северной стене» песни и штурмуют снежные высоты, будучи с ног до головы экипироваными в North Face. Странно, что North Face еще не спонсирует команды по святому в Корее «Старкрафту», игроки которых накликивают по 300 APM, но в фуфайках других брендов. Можно найти фотографии целых классов, одетых в одинаковые куртки North Face, фактически являющиеся сейчас униформой корейских тинов и неотъемлемым элементом системы «свой-чужой».


Типичный вид с «галёрки» в корейской школе

Корейские киды бросают вызов стихии

Лук корейских школьников до эры North Face

Рекламный клип популярнейшего корейского бойз-бэнда Bigbang

Американские пуховики в Корее являются отображением статуса и места в социальной иерархии. Если стремящимся шестеркам не позволено носить ничего дороже North Face Nuptse за 199 $, то паханам западло появиться при пацанах в чем-то дешевле козырной парки Himalyan за 499 $. Тело capo di tutti capi (босса всех боссов), наверное, укрыто под тремя слоями Seneca Triclimate, стоящей 650 $, и побить его можно лишь под аурой топовых предложений Canada Goose и Moncler. Можно провести лишь самую поверхностную аналогию с тренкостюмами Adidas в России и Air Jordan'ам в Гарлеме. Изначально разработанные для хардкорных путешественников, съехавших с нарезки альпинистов и приверженцев зимних видов спорта, эти куртки, больше напоминающие спальные мешки, превратились в Корее в главное мерило крутости.

Объяснить лишь одними маркетинговыми вложениями, почему из всех туристических брендов оверхайпнулся именно North Face, а не, например, Columbia или Marmot, сложно — все они подходят для «покорения вершин» — метафорической цели корейского образования. Результатом дикой популярности North Face стала волна преступности среди корейских подростков, не останавливающихся ни перед чем в своем желании обладать модными аутфитами с логотипом гранитного купола из Йосемити. В роли пострадавших обычно выступают учащиеся той же школы, чьи словно набитые маршмэллоу Thunder’ы и Elysium’ы ценой в четверть косаря имеют обыкновение исчезать из учебных классов на переменах и из раздевалок во время уроков тхэквондо. Многие «отоваренные» с горя накладывают на себя руки, накручивая и без того самый крупный счетчик подростковых самоубийств в мире.

Блатные старшеклассники, которых перестал устраивать их пухон по причине выхода новой коллекции или просто потому, что пух в нем сбился в комья, практикуют и другие, помимо воровства, способы поддержания авторитета в школьной банде. В лучших традициях буллинга они сбывают взятым на понт младшеклассникам свои старые, нередко фейковые тужурки с лоснящимися от грязи рукавами и рваными карманами по цене золота того же веса. В поисках необходимой суммы зашуганным тинам приходится объяснять предкам, зачем им срочно понадобился поношенный пуховик с пятнами от кимчхи и неработающей молнией, или идти пидорасить толчки в KFC вместо продленки. Или, не теряя времени, сразу писать прощальную записку, которая скорее всего заканчивается слоганом North Face: «Never stop exploring».

Фидбэк